;
Главная » 2016 » Ноябрь » 30 » Школьные психологи будут работать не только с учениками, но также с родителями и учителями
15:26
Школьные психологи будут работать не только с учениками, но также с родителями и учителями

Школам нужны психологические службы, где были бы разные специалисты - психоневрологи, логопеды, клинические психологи.  Правительство поручило Институту имени Сербского подготовить курс семинаров и методик для психологов в школах. Такое решение было принято после трагедии в псковском поселке Струги-Красные, где покончили жизнь самоубийством двое подростков. Упор в новых программах будет сделан не только на работу с детьми, но и с родителями, учителями. Что важно, для работы с подростками больше не нужно будет спрашивать разрешения у родителей.

Сколько психологов нужно школе? Как справиться с неуправляемым учеником?

Можно ли научиться слышать собственных детей? Об этом и многом другом корреспондент "РГ" беседует с профессором кафедры возрастной психологии Московского городского психолого-педагогического университета Натальей Авдеевой.

Наталья Николаевна, министр образования и науки назвала цифры: сегодня в школах на одного психолога приходится 1500-2000 учеников. Так сколько психологов нужно школе?

Наталья Авдеева: Если в школе 11 классов, то не меньше одиннадцати: на каждую параллель - хотя бы одного психолога. А если классов много, то и два. Если есть дети-инвалиды или ученики с какими-то индивидуальными особенностями, то еще больше. Школам нужны психологические службы, где были бы разные специалисты - психоневрологи, логопеды, клинические психологи, так как участились конфликтные случаи, связанные с повышенной агрессивностью детей. Причем желательно, чтобы все эти специалисты были с магистерским образованием.

Период полового созревания раньше приходился на 13-14 лет, сейчас на 11-12. Многие родители в растерянности

Но где взять столько специалистов, если психологических вузов и факультетов в России осталось очень мало?

Наталья Авдеева: Да, специализированных вузов практически нет. Могу назвать только наш и РГГУ. Хорошее образование можно получить в МГУ, МПГУ, ВШЭ, Сеченовке, Пироговке, Московском городском педуниверситете. Хватит пальцев одной руки. Психологические факультеты сокращаются, не выстроена связь между теми, что остались. Одним словом, проблем много.

Кто пойдет на работу в школу, если зарплата психолога раза в два меньше, чем у учителя? Даже в крупных городах это 25-30 тысяч рублей, а в регионах - 15-17.
Наталья Авдеева: И в школах, и в вузах зарплата зависит от количества учеников и студентов. Если у психолога нагрузка - 1500 человек, значит, надо это учитывать и вводить коэффициенты.

Чем будет измеряться работа школьных психологов? Грубо говоря, количеством бесед с учениками, снижением числа суицидов среди подростков?..

Наталья Авдеева: Нужно разработать комплекс критериев. Оцениваться должно качество образовательной среды: по тому, насколько детям и учителям комфортно в школе. И здесь, кстати, прослеживается интересная вещь. Допустим, в Долгопрудном в лицее Физтеха для учеников комфортная среда, когда много информации, проектной работы, когда на переменках обсуждается не то, кто и как на кого посмотрел или кто в чем пришел, а интересные новости из мира науки, искусства. В других школах иначе: чем легче учиться, тем комфортнее ученикам.

Всегда считалось, что самый трудный возраст - период полового созревания? Сейчас также?

Наталья Авдеева: Также. Только раньше этот период приходился на 13-14 лет, а сейчас на 11-12. В связи с таким ранним созреванием проблем еще больше. Многие родители в растерянности и не понимают, как строить отношения с взрослеющими детьми. К сожалению, не все готовы взаимодействовать с психологами и иногда воспринимают это как вмешательство в личную жизнь.

С чем связан рост подростковых суицидов? Почему в некоторых регионах эти цифры если и не зашкаливают, то очень высокие?

Наталья Авдеева: Тут много факторов, и социальный - не главный. Возьмите благополучные скандинавские страны, где очень высокий уровень суицидов. Почему? Сложный вопрос, над которым бьются ученые. Скажем, есть понятие видеоэкологии. Например, в новых районах со стереотипной архитектурой, серыми домами, одинаковыми улицами и отсутствием досуговых мест для молодежи суицидов больше, чем в исторической части городов с разнообразной и интересной застройкой.

Сейчас выгнать из школы хулигана, который сам не учится и не дает учиться другим, практически невозможно. И что делать?

Наталья Авдеева: Большая часть хулиганов - разрушители, у которых не сформировано никаких позитивных навыков, а лидером быть хочется. У таких детей формируется механизм отрицательного привлечения внимания: лишь бы меня заметили, не важно как. С этой проблемой можно справиться, если агрессия не становится опасной. Как правило, ученики уже приходят такими в школу, и начинать работу надо опять-таки с семьи. Если случай совсем уж тяжелый, можно предложить родителям, например, дистанционное образование.

Вот последний случай: школьник жестоко избил одноклассницу за то, что она плеснула в него водой. Надо вести речь о профилактике подростковой агрессивности. Есть хорошие тренинги в виде ролевых игр, когда дети учатся сдерживать свою агрессию, вспышки гнева, которые неизбежны в подростковом возрасте. Главное, смоделировать ситуацию, посмотреть со стороны, обсудить, как отреагировал бы на нее добрый человек или злой? А как еще по-другому можно из нее выйти? Часто дети не получают в семье позитивных моделей, их надо этому научить.

Может, начинать надо с родителей?


Наталья Авдеева: Мы готовим дистанционную образовательную программу для родителей и планируем выложить в сеть интернет-версию. Программа будет рассчитана на разный возраст детей. Будут тесты, правила и задания для мам и пап. Мы научим родителей, как говорить с ребенком так, чтобы он слушал, и как слышать его.

Для начала родителям предлагается тест: напишите с левой стороны листа, сколько раз за день вы ругали и порицали ребенка, делали ему замечания и за что. А во второй - сколько раз вы его хвалили. У всех левый список оказывается гораздо длиннее, чем правый. Родители видят, что они постоянно недовольны собственными детьми. Ребенок только проснулся, как уже в чем-то виноват: "Почему так долго спишь?", "Что ты там себе думаешь?", "Сложил ли то, собрал ли это?"...

Встречали ли вы хоть одного родителя, который заполнил бы только правую сторону?

Наталья Авдеева: Нет. Такого не было никогда.


От первого лица



Ольга Васильева, министр образования и науки России:

- Происходит вымывание психологов из системы образования, и происходит страшное: на одного психолога приходится полторы, а то и две тысячи детей. При этом зарплата психологов примерно в 2 раза меньше учительской, что также приводит к уходу хороших кадров из профессии. Но жизнь показала, что психологи сами нуждаются в помощи, потому что нормативно-подушевое финансирование очень больно ударило по психологам, они первые попали под сокращения". Нужно увеличение бюджетных мест на подготовку психологов. Мы должны пересмотреть даже на этот год увеличение бюджетных мест на подготовку в системе специалитета как психологов, так и клинических психологов. Запрос на этих специалистов постоянно увеличивается.

 

Фото: Photoxpress

Категория: Хорошие новости | Просмотров: 1280 | Добавил: nadezhda | Рейтинг: 0.0/0



По информации: https://rg.ru/2016/11/28/avdeeva-shkolnye-psihologi-nachnut-rabotat-s-roditeliami-i-uchiteliami.html
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]